«Мы решаем задачи улучшения среды». Интервью с дизайнером Петром Стабровским

Share Button

19 мая 2017 года, в ночь музеев и ботсада, было открыто обновленное пространство музея истории Пермского университета – форум. Это событие стало кульминацией проекта «Campus Martius, или Как стать гражданином Пермского университета» — победителя конкурса  Благотворительного фонда В.Потанина «Меняющийся музей в меняющемся мире»  в номинации «Музейный дизайн». Его целью было создать доступное пространство, совмещающее выставочную и рекреационную функции, в холле перед музеем для работы с материалами по античной истории и культуре, самореализации студентов. Уже несколько месяцев пространство существует и является неотъемлемой частью музея, обживается студентами и обитателями 2-го корпуса университета. О том, что получилось и что нет, мы поговорили с дизайнером проекта Петром Стабровским*.

Доволен ли ты результатом?

Перед нами стояла задача «вывести» музей в коридор и «открыть» его: реорганизовать входную зону так, чтобы она не являлась ни музеем, ни коридором, а качественно отличалась от помещений университета. Для этого было необходимо «заложить» в нее несколько функций: выставочную (возможность менять экспозицию), рекреационную (сидеть, тусоваться между парами), прикладную (готовиться к занятиям, проводить мероприятия).

Untitled_Panorama

Для экспонирования сделаны ширмы со сменными модулями, т.е. они достаются и на них относительно легко можно менять информацию. Почему ширмы? Потому что они мобильные, легкие, и с их помощью можно реорганизовывать пространство: зонировать, отгородить.

Далее, баннеры. Почему они такие вытянутые? Чтобы выделить пространство. Вертикали редко встречаются в университете, где все приплюснутое и растянутое с формальной точки зрения, особенно если речь идет о коридоре. Вертикали же выстраивают ритм, вытягивают стены. Но здесь самое важное – это система подвесов. В остальном же это сменяемая история: теоретически можно натянуть не баннеры, а брезенты, и уже на булавки прикалывать какие-то штуки, причем они могут быть любой формы.

Шторы — это исключительно пространственный прием. Они необходимы, чтобы отделить нишу от коридора, которая формально выдавлена из него. Так она замыкается в отдельное, изолированное место.

Следующий элемент – лавки-подиумы. Это вещь интересная сама по себе, в ней важна даже не ее функция, а ощущение, что она может выполнять любую функцию. Идея всего пространства реализована в этой вещи: она говорит о том, что все возможно менять, это конструктор. Очень классно, что студенты сами придумывают, как их использовать, эту мысль я и закладывал при проектировании [Петр говорит о том, как мы увидели, что студенты ставили лавки друг на друга таким образом, что получалась парта].

Экран проектировался другой: так, чтобы он мог работать при открытой двери музея. Но это из-за ряда технических требований он получился большим, и это здорово. Когда он расправляется, то все сразу меняется. Выходит, что это полноценное презентационное лекционное пространство. Думаю, для студентов очень важно, что в коридоре можно посидеть и посмотреть, например, какой-нибудь фильм. Была же у вас «Вуз-Флаэртиана».

Все остальное получилось ровно по проекту. Но этого оказалось мало.  В самом начале на это не было обращено внимание, но позже появилась интерактивная зона с обратной связью. Мне кажется, что это место может еще сильнее меняться. Пока есть ощущение стеснения, робости.

right

Всё происходит постепенно: не так давно у нас там новый арт-объект появился. Мы заметили, что до сентября все стояло, как поставили. После сентября пришли новые студенты, которые видели это место впервые и сразу начали его обживать, они почувствовали, что оно предназначено именно для них.

Да, понимаю.  Думаю, что «старые» студенты просто привыкли, что там ничего нет [Петр говорит о том, что информация на мемориальной стене, которая была до реализации проекта, не считывалась, на эту стену не обращали внимания] и обходили это пространство. А новые – для них оно такое и было. Здесь нет никакого конфликта. Стена в прежнем виде уже не говорила и, тем более, не говорила о том, о чем должна была говорить. Она говорила, что она разрушается, что это другой язык и никто ей не пользуется. К этому нужно очень внимательно относиться. Думаю, нужно ее просто переосмыслить и сделать в другом виде. Мы взяли одну часть музея, изменили ее, но содержательно осталось все на месте. И мемориальная стена осталась, и музей начал говорить с помощью мобильного пространства. Внутри музея то же самое: нужно его понять и обновить. Тут нет конфликта новое-старое. Все происходит естественным образом. В этом связь поколений: музей делал мой папа, это дело его жизни. Он очень много в него вложил, это очень важно [см. Александр Стабровский].

Какие могут быть рекомендации для других университетских музеев?

Музеи университета — это такая тайна,  просто так туда не попасть не только студентам, но и вообще всем. Посещая те или иные места, связывая с ними свои воспоминания, мы отмечаем себя на карте. Мне кажется, что раз это целая структура, можно сделать всем музеям Пермского университета одинаковую навигацию, музейную карту с адресами, телефонами. Чтобы, когда ты заходил в один музей, то сразу попадал в сеть. Кампус   — визуально шумное место. Если одно из его направлений выстраивается в линию, то будет складываться целостный, стройный образ, это поможет каждому участнику. Единый стиль может быть очень простой: табличка с названием музея, часы работы, набранные одним шрифтом. По входной группе сложно посоветовать, потому что тут нужно аккуратно работать с пространством — все музеи разные. Возможно, я бы присмотрелся к каким-то зонам, которые могут стать рекреационными и попробовал бы решить их примерно в одном стиле. А уже технологии дизайна — простые и вполне тиражируемые: передвижные перегородки, крепления на стенах, просто белая комната (белый цвет как убирающий всю лишнюю информацию), которая может перестраиваться, как хочешь. Это решает утилитарные задачи (не было лавочки – появилась лавочка) и эмоциональные: пространство начинает говорить со студентами  «Я современное, удобное».

Когда у музея есть сменная, мобильная экспозиция, можно показать, что обычно спрятано от глаз. Коллекция раскрывается также и за счет мероприятий, акций,  ночи музеев, например. Очень классно, что при помощи всех этих инструментов мы решаем не только музейные задачи, но и в принципе задачи улучшения среды. Студентам нужны места, чтобы собираться, студентам нужно находиться в современных пространствах. А студенты – это будущее, это люди, которые должны впитывать понимание, что такое хорошее пространство, и изменять его дальше. Пока университет по большей части выглядит как полузаброшенный замок, все ходят по темным безликим коридорам и занимаются в классах с отваливающейся штукатуркой. Как в этом классе вздохнуть и жизнерадостно сказать, что вот  мир-то прекрасен?

 

*Петр Стабровский

Художник, дизайнер. Учился в Пермском государственном техническом университете на кафедре дизайна, в Школе современного искусства «АртПолитика». Сооснователь студии «световые объекты» (2015).  С 2013 г. преподаёт в школе дизайна «Точка». Участник выставок «На маяк» (Музей современного искусства ПЕРММ, 2017), «К свету» (Пермская государственная художественная галерея, 2016),  «Форма незримого» (Музей современного искусства ПЕРММ, 2015), «Все немного волнуются», специальный проект Московской биеннале Молодого искусства (2014), «Вектор Перми» (Винзавод, Москва, 2013).

Петя